Акватория Лета

«За стеклом». Тайная жизнь наших серферов в Бразилии.

09.12.2013

Ветер cross-shore, волна 1,6 метра с периодом в семь секунд. Adrien Bosson прыгнул air-funnel. «Мда…» - подумал среднестатистический работник офиса и закрыл ссылку. «Какой крос-шор, какие периоды и вообще, кто такой этот ваш Эдриан с эйр-чего-то-там? Ну что за люди?! Все о своих волнах болтают». Зашел в инстаграмм, а там фотография этих же самых серферов.

 

***

Пару дней назад мне пришло сообщение. Писала девушка моего возраста, которую я никогда не встречала в жизни. Текст сообщения был такой: «Привет, Катя. Вот уже как полгода я слежу за твоей жизнью в инстаграме. Ты так много путешествуешь, еще и серфингом занимаешься. Я сижу в офисе, ненавижу свою работу и хочу жить, как ты. Как тебе это удается? И где ты берешь деньги на все это? А как вы ищите жилье? Не страшно вот так путешествовать?». Первой моей реакцией стало желание закрыть свой аккаунт в инстаграме. Никогда не думала, что кто-то не из числа моих друзей может «следить за моей жизнью». Стало не по себе. Но, поразмыслив о судьбах тех самых молодых работников серых офисов, которые солнце и море видят только на картинках или в отпуске, решила все-таки ничего не закрывать и написать пост, который вы сейчас читаете. Впервые на сайте Акватории Лета я опубликовываю фото из моего личного альбома и рассказываю о том, о чем никогда не писала в новостях. После сообщения от незнакомки я поняла, что занавес нашей частной жизни уже давно опустился. Все видят все. А что не видят, то придумают.

И скорее всего Вова (Яковлев) и Леша (Карачевцев) будут крайне не рады этому посту (они против выставления на показ личной жизни). Но, что поделаешь… Хотели узнать, как мы живем? Смотрите.

Только пообещайте, что не расскажите ребятам:)

Небольшая ремарка, для тех, кто не вкурсе.

Я (Катя Чистохвалова) и Вова Яковлев зимуем в Бразилии до 15 января. Потом уезжаем во Вьетнам. Там нас ждут Леша Карачевцев, Ваня Викторов, Женя Фурсова, наши "омичи" Степа и Игорь, и многие другие.

Наше утро в Бразилии начинается в 7 утра. По праздникам в 8, а по особым случаям и крайней необходимости я поняла, что могу просыпаться и в 5. Семичасовая разница во времени вносит свои коррективы и поэтому мы стараемся по-максимуму захватить световой день в России. Но это получается не всегда.

По традиции, приобретенной еще в Акватории Лета, первым делом, после пробуждения, я открываю компьютер. Проверяю почту и делаю те, самые дела первой необходимости, которые совершают люди, придя в офис. В соседней комнате седьмой сон видит Вова. Мы дружим уже восемь лет и за это время я усвоила один урок: если хочешь, чтобы он не «нудил» днем не буди его утром. И, если честно, я бы не будила его до обеда. Но, увы, завтрак заканчивается в 9.

Наш завтрак в Бразилии ничем не отличается от того, что мы едим по утрам дома или в других странах. Из «необычного» на тарелке выделяется яркая и сочная папайя.  До этой поездки я не любила эту «недотыкву», но тут, смотря на Вову, стала уплетать за ее обе щеки.

После завтрака офис на дому продолжается. Мы живем в одной квартире с нашим Нижегородским приятелем Лешей, который по совместительству является учеником Вовы. Так что в нашем кабинете с видом на бразильские трущобы иногда бывает сразу три работника.

В 10 утра начинается ветер. К этому времени нужно успеть сделать все свои дела и быть готовым выдвигаться на станцию. Дорога до пляжа от нашего дома составляет примерно 15 минут. Идем мы по единственной улице в деревне, которая, как мы поняли, является трассой. Выглядит они примерно так: песок и полтора метра асфальта посередине. Машины ездят как хотят, ну или как получается. Ни одного дорожного знака нами замечено не было.

 

Когда сворачиваешь в главной улицы, на горизонте виднеется океан. Я никогда раньше не думала, что океан, как море, может менять свой цвет. А он меняет. В разные дни, в зависимости от приливов и волн, цвет воды меняется от бирюзовой до цвета мутной реки.

На станции мы проводим по несколько часов в день. Я выхожу кататься первая, пока Вова проводит теоретические занятия для учеников на берегу. Иногда теорией достается и мне. На самом деле, впервые «учиться» виндсерфингу я стала именно в Бразилии. Я слушаю теорию, практикуюсь на берегу, иду на воду и даже выполняю все указания. Падаю, боюсь, иногда просто не выхожу на воду, потому что не могу пройти двухметровый прибой, но все же учусь. Только здесь я поняла, как же везет гостям Акватории Лета, которые могут ходить на уроки профессиональных инструкторов. Совсем не от каталки, а именно от процесса познания чего-то нового мозги начинают работать по-другому. Мозг переключается совсем на другой режим работы. Лично я начинаю очень много анализировать и все мои мысли направлены только на то, чтобы поймать волну.

Когда приходит время обедать, ноги тащат нас к дому. Утомленные солнцем мы плетемся в надежде вкусно поесть. В меню обеда серферов блюда весьма традиционные: борщ, который варит Вова, курица в сливочной соусе, которую делает Вова, а так же картошка, макароны, сосиски, тушеное мясо.

Мои кулинарные шедевры ограничиваются жареной картошкой, изысканно порезанным салатом и знаменитым в наших кругах «Катя-супом». Все мои друзья знают мою нелюбовь к готовке, которая вполне компенсируется страстью к уборке.

Послеобеденное время – время просмотра новых виндсефр-роликов. На известных международных порталах о виндсёрфинге мы досконально изучаем новостную ленту. Самые интересные ролики смотрим все вместе на большом экране. Последний ролик, который мы посмотрели, рассказывает о тренировках французский вейверов (те, кто на волнах катается) на Гавайях. Это видео вы можете посмотреть на страничках Акватории Лета в соц.сетях.

Иногда страдаем фигней, в прямом смысле этого слова. Гуляем, ходим за продуктами, фотографируемся, пугаем ящериц (ладно, только я это делаю), гоняемся за тараканами (Вовина забава), болтаем, обсуждаем каталку, наблюдаем за экзотическими птицами во дворе и лошадьми, которые приходят в гости. Ну и все в таком духе.

Примерно после обеда на связь выходят наши Вьетнамские друзья. У них как-раз наступает ночь. -«Ну как вы там?». –«4.8, 2 волны, 3 фордака. А вы?» -«Паруса новые приехали и дуриан не спелый попался». А египетские виндсерферы хвастаются ветром в 23м/с. 

Во Вьетнаме, к слову сказать, жизнь совсем другая. Сказывается то ли другой континент, то ли тот факт, что Муй Не изначально была русской деревней. Не знаю, но вернуться мне туда непременно хочется. Только не сейчас.

Тем временем в Бразилии наступает вечер. Темнеет здесь быстро и в шесть часов на небе появляются звезды. Что мы делаем вечером, находясь в спорт-режиме? Смотрим фильмы о виндсерфинге, жарим барбекю, ходим на вечеринки и в местные клубы (в единственном числе). Эти выходные мы провели за работой и просмотром фильма о династии Романовых. Да, и такое случается!:) Виндсерферы просвещают меня, а я – виндсерферов:)

В общем, как хорошо, что мы виндсерферы, а не обычные туристы. Как хорошо, что мы видим в странах нечто большее, чем сувенирные лавки, рестораны и ухоженные территории отелей. Мы пролетели полсвета не для того, чтобы сфотографироваться на фоне лазурного океана, а для того, чтобы поймать свою волну. Для того, чтобы заниматься любимым делом и не обращать внимания на назойливых таксистов.

Гостозо не балует обилием баров и развлечений, эта маленькая деревушка подарила нам нечто большее – свободу, ветер и ощущение безграничного счастья.

Невозможно представить, чтобы мы здесь делали без виндсерфинга. Ведь все наши друзья здесь – тоже виндсерферы. Мы вместе катаемся, вместе ужинаем, вместе ходим один раз в неделю в один единственный бар.

Гостозо – место для виндсерфинга, но не для туристических каникул. Именно поэтому мы здесь.

P.S. Ну и ответ на вопрос "где мы берем деньги?". Ответ простой: у нас любимая работа.

Катя Чистохвалова. Только для Акватории Лета